alexey43 (alexey43) wrote,
alexey43
alexey43

Categories:

Они делали экономику страны. Дмитрий Львов

Оригинал взят у mamlas в Они делали экономику страны. Дмитрий Львов
Другие экономисты

Экономисты милостью Божьей: Дмитрий Львов

Дмитрий Семёнович Львов (1930 – 2007) прошёл путь от научного сотрудника, исследователя проблем НТП до академика-секретаря отделения экономики РАН, крупного учёного, мыслителя, одного из ярких представителей современной «русской идеи», сумевшего предложить в тяжёлые для нашей страны времена альтернативное видение её развития. ©



Дмитрий Львов

С этим выдающимся русским учёным мне довелось не просто общаться, а дружить и работать в течение сорока лет. Знакомство наше произошло в 1966 году, когда на заседаниях отдела политэкономии Института экономики Академии наук СССР обсуждалась подготовленная мною докторская диссертация. В этих дискуссиях принимал участие и только что появившийся в институте кандидат экономических наук Дмитрий Львов. Работал он в другом отделе, но проявил интерес к исследованию, поддержал его и высоко оценил. Такая позиция была особенно ценна для меня, ведь в то время шла жестокая официозная критика моих публикаций, поскольку в них обосновывалась необходимость использования рыночных механизмов при реализации принимаемых народно-хозяйственных планов.

Позже мы неоднократно встречались с Дмитрием Семёновичем на многочисленных научных конференциях и семинарах и обменивались суждениями о развитии экономической науки. Потом наши встречи стали эпизодичными, поскольку я уехал в Сибирское отделение АН СССР. Там три года работал в Институте экономики и организации промышленного производства.


Дмитрий Львов и директор Института проблем рынка РАН Николай Петраков

Но судьбе было так угодно, что мы с Дмитрием Семёновичем без взаимного согласования по приглашению академика Николая Прокопьевича Федоренко в 1972 году оказались в Центральном экономико-математическом институте АН СССР. С этого времени начинается новый этап совместной плодотворной работы. Я, возглавляя отдел экономических проблем природопользования, занимался экономической (денежной) оценкой природных ресурсов, исчислением природной ренты и обоснованием путей ресурсосбережения. Дмитрий Семёнович исследовал проблемы оценки экономической эффективности освоения достижений научно-технического прогресса, инвестиционных проектов и механизмов их реализации. Как видим, наши исследования были не только тесно взаимосвязаны, но и обусловливали их непосредственную взаимозависимость, поэтому и проводились они при совместном поиске путей повышения социально-экономической и экологической эффективности развития общественного производства.

Кроме того, в течение 7 лет мы вместе работали по совместительству в учебном институте «Завод-ВТУЗ имени И. А. Лихачёва». В этом уникальном учреждении по инициативе его генерального директора, Героя Социалистического Труда Павла Бородина был создан специализированный факультет по управлению промышленным производством. На нём в течение двух лет обучались все ведущие специалисты огромного предприятия, уже имеющие высшее техническое образование, но получающие в результате обучения второе (экономическое).

Дмитрий Семёнович здесь заведовал кафедрой «Экономика промышленности», а я читал собственный спецкурс «Конструктивная политэкономия социализма», основу которого составлял системный подход к решению крупномасштабных социально-экономических, научных и технических проблем. Близость наших научных позиций была обусловлена убеждением в том, что национальное богатство страны есть не что иное, как материализованный труд и рента от использования её природно-ресурсного потенциала.

Личный большой вклад в развитие экономической науки профессора Д. С. Львова, с 1987 года – члена-корреспондента АН СССР, а с 1994 года – академика РАН состоит в следующем. Он исследовал самые важные, можно сказать, болевые аспекты причин и следствий «реформирования» экономики Российской Федерации, проводимого по указаниям Международного валютного фонда и непосредственно США. Это реформирование представляло собой по существу внешнее управление нашей страной с целью лишения её экономического и политического суверенитета.

О собственности

«Реформаторы», затеявшие в 1990-ые «шоковую терапию», были убеждены, что именно переход контроля над ресурсами в руки частных лиц – решающее условие обновления системы хозяйственных мотиваций и возрождения предпринимательства, свободного от государственного диктата, условие повышения эффективности производства. Полемизируя с ними, Дмитрий Львов показывал, что «история человечества не доказала преимущества одной формы собственности над другой». Он приводил в качестве примера результаты производственной деятельности в энергетических отраслях за полтора десятилетия, когда в них были произведены институциональные изменения:

«Посмотрите на Газпром, выработка на одного человека упала в 1,8 раза. Или взять обновление фондов. В 1990-е годы этот коэффициент составлял 8,6 процента, а в 2005 году – 2,2 процента. Сходная картина в электроэнергетике».

Академик Львов критикует распространённое в либеральной печати превозношение значения «чувства хозяина» применительно к предприятию, особенно крупному, стремление создать для него наибольший простор. Истинной сферой воплощения этого чувства является разве что семейное хозяйство, в которой хозяин выступает полным и безусловным распорядителем имущества. Иное дело – существующая на договорной основе «контрактная экономика» (этот термин учёный считает более точным, чем «рыночная экономика», «которая, строго говоря, является такой же утопией, как и высшая фаза коммунизма»). В ней крупные предприятия дееспособны лишь в силу разделения имущественных прав на вещные и обязательственные, лежащие в основе корпоративной формы. Вещные права, то есть права на активы, принадлежат самой корпорации, а обязательственные права – её акционерам, которые, взятые по отдельности, реально являются не собственниками, а лишь вкладчиками своих средств.

Если какое-либо лицо получает возможность распоряжения имуществом предприятия в своих частных целях, это всегда оборачивается убытком для предприятия. Функционирование последнего несовместимо с такого рода «хозяйствованием», однако именно оно получило широкое распространение на российских предприятиях и стало одной из главных причин их плачевного состояния в начале реформ.

Об источниках национального богатства

Каждый грамотный экономист помнит фундаментальное утверждение английского экономиста Уильяма Петти (1623-1687) о том, что «труд – отец богатства, а земля – мать его». Многовековая практика подтвердила гениальную оценку этого учёного. В современных экономически развитых странах основную массу совокупного чистого дохода приносит труд. А в России? Несмотря на то, что заработная плата в нашей стране стала одной из самых низких в мире, фонд оплаты труда является главной составляющей налоговых доходов (около 70 процентов их прямо или опосредованно связаны с этим фондом). Возникает непостижимый парадокс: самый угнетённый фактор производства – труд – создаёт основную часть дохода России. Как такое может происходить?

На самом деле это результат искажённых пропорций между первичными факторами производства. Основной вклад в прирост ВВП вносит не труд и даже не капитал, а рента – доход от использования земли, территории страны, её природных ресурсов, магистральных газопроводов, средств сообщения (транспорт и современные средства связи), монопольного положения производителей важных видов продукции, пользующихся повышенным спросом на рынке. Вклад же труда не превышает 5 процентов, а капитала – 20 процентов. Но в том-то и дело, что около 75 процентов рентного дохода было «приватизировано»! То есть практически ренту украли у государства и общества. В результате произошла сверхэксплуатация труда, беспрецедентное социальное расслоение.


Воркутинские шахтёры у Дома правительства с требованием выплаты зарплаты. 1998 г.

Об оплате труда

На недовольство, высказываемое работниками практически всех отраслей хозяйства, недопустимо низкой зарплатой собственники и либеральные идеологи отвечали заранее заготовленной фразой: «Как работаете, так и получаете, ваша производительность труда в 5–6 раз ниже, чем в США».

На этот явный обман непревзойдённый полемист и аналитик академик Дмитрий Львов нашёл достойный ответ. Он доказал, что заработная плата российских трудящихся на самом деле в 14–15 раз ниже, чем у американцев. Исходя из этого сопоставления, он делает единственно правильный вывод о том, что наши трудящиеся получают низкую оплату труда «не вообще», а недопустимо низкую по отношению к их производительности труда.

В подтверждение своего вывода Дмитрий Семёнович приводит следующие данные: «На один доллар часовой заработной платы среднестатистический российский работник производит в 3 раза больше валового внутреннего продукта, чем аналогичный среднестатистический американский работник».

Трудно преодолимый разрыв между нашей низкой производительностью труда и ещё более низкой заработной платой возник не сейчас – диспропорция сформировалась ещё в советское время. Однако за годы реформ это отставание не только не было ликвидировано, но и заметно усилилось. Доля нашей заработной платы в приросте низкой производительности труда в России не идёт ни в какое сравнение с аналогичной долей в приросте производительности труда в западных странах!

В процессе реформ мы осуществили либерализацию всех факторов производства за исключением одного, определяющего, – труда, а более точно – заработной платы. В результате наш наёмный работник вынужден теперь обменивать свою нищенскую зарплату, которая в реальном исчислении оказалась намного ниже советской, на продукцию и услуги, цены на которые вплотную приблизились к так называемым мировым, а во многих случаях их уже перешагнули. Однако такой неприглядный результат можно было упредить.

Как подменили идею реформы

Дмитрий Львов неоднократно утверждал, что у российской экономической науки была основополагающая идея на стыке реформ (альтернативная уже осуществимой). Она сформировалась в конце 70-х – начале 80-х годов в крупномасштабных исследованиях по Комплексной программе научно-технического прогресса, в которой участвовали ведущие специалисты страны. Суть ее заключалась в том, что главной диспропорцией, сдерживающей экономический рост и отрицательно влияющей на качество экономики, является недопустимо низкий уровень заработной платы наёмных работников. Причём низкой не вообще, а низкой относительно нашей более низкой, по сравнению с ведущими западными странами, производительности труда. Главный исходный замысел реформ должен был состоять в повышении оплаты труда при поддержке её крупномасштабным структурным манёвром по переориентации экономики на научно-технический прогресс, развитие потребительского сектора. Подъём оплаты труда рассматривался рядом учёных не как отдалённое следствие, а как ключевая предпосылка реформы.

Ликвидация диспропорции в оплате труда развязала бы многие узлы в экономике. Только на этой базе сыграли бы позитивную роль меры по либерализации экономики и преобразованию отношений собственности. Но случилось иначе… Был запущен механизм, действующий в прямо противоположном направлении. Центральная идея реформы была подменена, первоначальный её замысел табуирован. Ссылками на объективные сложности переходной экономики и тяжёлое наследие социалистического прошлого власть предержащие прикрыли свои тактические просчёты и неудачи. Но они скрыли и куда более важные вещи – в первую очередь то, что с самого начала курс реформ вступил в разительное противоречие с их первоначальным замыслом, выношенным годами исследований отечественных учёных.


Дмитрий Семенович отдавал себе отчёт в том, что реализовать этот замысел сейчас, когда производство значительно сократилось и система управления экономикой сведена до минимума, намного труднее. И, тем не менее, он настаивал на том, что возвращение к нему сейчас – единственный выход. По его мнению, реформа оплаты труда и рост доходов населения имеют приоритетное значение даже перед преобразованиями в таких сферах, как инфраструктура, энергетика и транспорт.

О налоговой системе

Дмитрий Львов, пожалуй, один из немногих известных учёных, которые решение макроэкономических проблем увязывали с необходимостью социальных реформ. Он считал недопустимым, когда за счёт экономии на питании идёт оплата «коммуналки». Никто, кроме него в академической среде так часто и настойчиво не выступал за решение проблемы бедности. Исходное условие решения этой проблемы, доказывал Дмитрий Семёнович, – немедленно начать реформу по увеличению зарплат и пенсий. Среднюю зарплату нужно повысить в 2 – 3 раза. Ещё в 1987 году ЮНЕСКО установило нижний её порог – 3 доллара в час. Учёные и экономисты доказали: если человек зарабатывает меньше, он выпадает из нормальной среды производства и потребления.

Академик Львов предлагал Государственной думе принять закон о переходе от плоской шкалы подоходного налога на прогрессивную. Граждане с доходами ниже прожиточного минимума (по данным Госкомстата, их в стране насчитывалось свыше 20 процентов, на деле – было больше) вообще не должны платить подоходный налог. Богатые бы платили тем больше, чем выше доходы. Так принято во всём мире.

Второй способ, предложенный учёным, – изменение налогообложения добычи природных ископаемых. Фиксированный налог на них (экономисты называют его абсолютной рентой) во всём мире устанавливают, ориентируясь на худшие, самые невыгодные условия добычи. Мы же поступили наоборот и потеряли миллиарды долларов доходов для казны. Это только два способа борьбы с бедностью из многих, предложенных академиком Львовым. А в том, что с ней необходимо бороться, у него не было никаких сомнений: ведь она опасна не только для отдельных людей, но и для экономики страны, её будущего.


Один из пикетов с требованием повышения оплаты труда

Стратегическое оружие России

Академик Дмитрий Львов предлагал предусмотреть «близкое к 100-процентному» перечисление в доход государства ренты от природоэксплуатирующих областей. Вот тогда бы мы имели реальную возможность резко снизить издержки на отечественные товары, повысить их конкурентоспособность и начать реальную борьбу за вытеснение с нашего внутреннего рынка импорта. Это создало бы дополнительные стимулы к более полной загрузке простаивающих мощностей. Начался бы экономический рост. Увеличились бы налоговые поступления в бюджет. Появились бы дополнительные возможности для роста заработной платы.

«Россия – это мост между странами и цивилизациями. В этом предопределении наше огромное преимущество, – был уверен Дмитрий Семёнович. – Северный морской путь, ледоколы, Транссиб – вот куда надо употребить деньги, собранные на природной ренте. Оживить надо этот край! Вот наши национальные проекты! Возьмётся за это частный бизнес? Если будут государственные гарантии – с дорогой душой. Но тогда государство должно снять с бизнеса тяжёлые, а самое главное, неэффективные ограничения в виде социального налога, НДС, часть налога на прибыль. Убрать обложение новых инвестиций – и дело пойдёт. Будут действовать мощные стимулы к развитию производства, к вложению инвестиций в наше российское предприятие. А самое главное – затраты на производство отечественной продукции сократятся по промышленности в среднем в два раза, а, следовательно, наша продукция станет более конкурентоспособной не только на внутреннем, но и на мировом рынке.

А так называемые выпадающие налоги, в основном акцизного характера, мы сумеем с лихвой перекрыть рентными платежами: за используемые природные ресурсы, за сверхдоходное имущество и капитал наших наиболее состоятельных граждан. Лучше станет всем.

Можно предположить, с каким энтузиазмом подобная акция была бы поддержана большей частью населения нашей страны. Вот тогда бы и началось настоящее инновационное развитие нашей экономики, которое без мощной психологической поддержки народа вообще вряд ли возможно».

Нельзя не согласиться с учёным в том, что современная либеральная элита не не может, а скорее не хочет понять, что налоги на заработную плату должны быть исключены, а главную нагрузку должна взять на себя рента. «Это, – пишет академик, – принципиальный вопрос не только реформ, но и самого существования России».

Предложения академика Львова о коренном совершенствовании существующей системы налогообложения имели важное значение для экономической науки и практики. Впервые были расставлены точки над «i». 70 процентов налоговых поступлений прямо или опосредованно связаны с фондом оплаты труда, и это – при той ситуации, что заработная плата в России является одной из самых низких в мире. Чему же удивляться, что федеральный и консолидированный бюджет государства столь скудный, что у государства нет средств на инвестирование экономики, науки, образования, решение социальных задач, поддержание недееспособной части населения – пенсионеров, инвалидов и детей...

В этих условиях все разговоры либерального правительства о модернизации экономики страны и повышении жизненного уровня народа, на мой взгляд, нельзя расценивать иначе, как демагогию.

Академик Львов разработал теорию использования природных ресурсов в интересах всех членов российского общества. Радикальное его предложение состоит в необходимости обеспечения «реализации верховных владельческих прав общества на природные ресурсы». По мнению Дмитрия Семёновича, это возможно сделать посредством обращения рент от использования природных ресурсов «в общественные доходы в форме специального фонда общественных финансов, составляющих чистый доход общества, в котором все его члены должны иметь равную долю».

С переходом к преимущественно рентной системе налогообложения российская экономика постепенно начнёт превращаться в социально ориентированную, разворачиваться в сторону человека, его нужд и чаяний.

Опорный слой нации

Будучи русским православным учёным, Дмитрий Львов был убеждён, что ключевым моментом в понимании духовных начал российского общества, его скрепляющим стержнем являются соборность и личностное стремление к общности социально-экономической жизни. Российский коллективизм, утверждал учёный, всегда являлся защитной реакцией от разрушения исторически сложившегося уклада жизни русских людей, его истинных ценностей, от навязывания чуждой для народа морали – возвышении материального и личного над духовным и общим.

Академик Дмитрий Львов был инициатором становления новой – нравственной – экономики. Он был убеждён, что именно такой тип экономики способен резко снизить потери от отвлечения ресурсов в пользу разного рода теневых и криминальных структур. Справедливо считал, что разграничение прав собственности поможет устранить безнравственные и антиобщественные явления в сфере бизнеса. Он видел выход из критической ситуации в экономике и обществе в том, чтобы создать «мощный фундамент сдерживающих общество нравственных аксиом по типу и в развитии основополагающих заповедей Бога нашего – Иисуса Христа. Только на этой основе может быть выстроено здание социально справедливой и эффективной экономики».

Академик Дмитрий Львов не был кабинетным учёным. Он не только выступал с докладами на научных конференциях, но и общался с производственниками. На протяжении всей своей творческой жизни читал лекции студентам, издавал учебные пособия, участвовал в образовательных программах по радио, телевидению, на заседаниях Госдумы, Совета Федерации, в министерствах и ведомствах, в правительстве РФ.

Он ушёл из жизни, оставив ныне живущим и будущим экономистам огромное научное наследие, веру в великое предназначение нашей страны и её историческую миссию.

«Как это ни покажется парадоксальным, – писал он в последние годы своей жизни, – взоры многих людей на земле устремлены сегодня к России. Именно к нашей великой стране, униженной и оскорблённой, разорённой недальновидными политиками и мародёрами от науки. Но сохранившей огромный потенциал для возрождения, свой притягательный, хотя и не понятый многими образ страны, способной в период тяжелейших испытаний Судьбы в очередной раз преподнести миру неожиданное развитие событий, новое видение перспективы».

Он был убеждён, что вдохновляющий образ перспективы невозможен без ясного представления о наборе тех возможностей, которые помогут России подняться с колен и снова занять место в ряду ведущих стран мира. Именно поэтому, убеждал Дмитрий Львов, мы должны сделать ставку на интенсивное формирование опорного слоя нации. Это тот слой, для которого творчество и созидание является исходной нормой жизни, а не только и не столько средством существования. В подлинном смысле слова – это Мастера, создающие научные школы, передающие людям новые знания, обучающие их новым профессиям; производители редких продуктов; подвижники, поддерживающие и восстанавливающие здоровье людей; хранители духовных и культурных ценностей народа; работники, способные творить и созидать, а не только перераспределять уже накопленное. Дмитрий Львов относил к Мастерам и нашу военную элиту.

Этот «слой нации, интересы которого неразрывно связаны с интересами развития государства Российского» и обеспечит технолого-экономический и духовный прорыв нашей страны в новом тысячелетии.

Михаил Лемешев
доктор экономических наук, профессор, академик РАЕН
© «Файл-РФ»

Tags: Россия, важное., друзья, нормальные люди.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments