alexey43 (alexey43) wrote,
alexey43
alexey43

Это было волшебно...

Оригинал взят у dima_piterski в Это было волшебно...


Крым превратился в лакмусовую бумажку, разделяющую своих и чужих – внутри и за пределами России. При знакомстве с человеком, при оценке партий, сообществ, целых народов достаточно задать главный вопрос: «Чей Крым?» – и ничего больше спрашивать не нужно.

Сегодня, в первую годовщину начала «русской весны», те крымские события вспоминаются как волшебство, как невозможная сказка. Что это было? Может, и правда год назад чудо пришло в наш мир и все вдруг сделалось иным?

Крымский часослов

Хроника февральских дней 2014 года уже угодила в вечность, превратилась в церковный календарь, в часослов. Как Пасха, как парад на День Победы, прошлогоднюю историю будут вспоминать из года в год в одни и те же даты, и все в ней расписано по минутам.

Сперва, с 21 по 26 февраля, идет Страстная неделя. Творится новый мир.

В первый день, после Избиения крымчан под Черкассами, на полуострове объявлена бессрочная акция протеста.

В день второй созидаются блокпосты, проходит съезд депутатов Юго-Востока.

На третий день грандиозный митинг в Севастополе избирает народным мэром Алексея Чалого.

В день четвертый горожане защищают Чалого от рук СБУ, берут власть в Севастополе, на флагштоках у администрации поднимают российские флаги.

В пятый день объявлен созыв крымского парламента, чтобы провести на полуострове референдум. С разных концов Крыма в Симферополь начинает стекаться народ.

В день шестой, 26 февраля, наступают самые трудные, скорбные часы. Давка на симферопольской площади перед Верховным советом. Настырное сопротивление меджлиса крымских татар. Его сторонники теснят, восстание теряет темп. Первые раненые. Заседание Верховного совета Крыма сорвано.

Вот-вот случится поражение всего дела. Где-то на севере уже снаряжаются бандеровские «поезда дружбы», уже готовится к арестам смутьянов киевская «Альфа». Помощи ждать неоткуда. Отчаяние и опустошение.

И тогда, среди нахлынувшей тьмы, наступает день седьмой – День Вежливых людей. А наутро Россия, узнав спросонок о благой вести, вдруг словно воскресла.

«Во-первых, это было красиво». В безупречном выполнении военной операции сквозила гениальность – штабные учебники армий всего мира с той поры пополнились новой главой. В бескровных действиях Вежливых людей было что-то недосягаемо божественное – будто ангелы спустились на землю и прошли меж людей. В те дни нельзя было понять, что вызывает больший восторг: долгожданное русское сопротивление или свежий облик Российской армии.

Все прошло как по маслу: в разгар операции наши бойцы – отлично экипированные, молчаливые, в масках, с детским удивлением во вздернутых бровях – могли позволить себе фотографироваться с девушками и котиками. Противник, с его нелепым криком «С нами Америка!», шагающий под им же преданным советским знаменем, был анекдотичен, служил декорацией для нашего торжества.

Это была победа! Об охватившем нацию энтузиазме будут рассказывать внукам. Что-то сделалось даже с природой: зима ушла безвозвратно, все готовилось расцвести. Ослепительным полуднем путинского ренессанса стало 18 марта – в Георгиевском зале Кремля Чалый, в свитере, такой родной, ронял слезы, и официальная церемония воссоединения России с Крымом превращалась в дело семейное, почти интимное. Наше личное дело.

Мы можем все

«КрымНаш» стал не просто спецоперацией отечественного Генштаба, поддержавшего пророссийское восстание крымчан. В нем дышала мощь «русской весны», раскрывался великий потенциал русского национального возрождения.

Еще в дни Дальневосточного наводнения, когда волонтеры-спасатели собственными руками сдержали разлившийся Амур, стало ясно, что мы способны на многое. Нежданная победа на Сочинской Олимпиаде подтвердила эту готовность сдвигать горы.

В дни же Крыма пришло озарение: мы можем все. Бутон раскрылся: с тех пор и впредь, стоит только власти подать клич, сделать робкое движение вперед, вспомнить на минуту о национальных интересах страны – и Россия совершит невозможное.

Крым одарил нас великими людьми. Подумать только: 23 года подряд Россия в упор не замечала русский фактор на Украине, держала послами в Киеве «овощей», пресмыкалась перед киевскими властями по Черноморскому флоту – а в решающий день крымчане все равно высыпали на улицу с триколорами. Оставалось лишь любоваться их решимостью и отвагой. Оставалось влюбиться в двух самых бесподобных из них – Чалого и Поклонскую.

Вернув Крым, мы положили начало восстановлению своей целостности. Не только территориальной – полуостров, с его святынями и небесными горизонтами, замковым камнем вернулся в основание русской государственности. К нам возвратились крещение Владимира в Корсуни, обе Обороны Севастополя и Ливадийский дворец, перекроивший карту мира.

И сакральная история России также была перекроена. Древнейшим городом страны является отныне не кавказская крепость, а Феодосия – ее еще во времена Фалеса, первого в мире философа, основали колонисты из древнегреческого Милета! На территории, принадлежащей Третьему Риму, теперь снова имеются священные камни древнеримских храмов!

Геополитический подвиг

И при этом – все держалось на волоске. Решение принималось впопыхах, счет шел на часы. В какую-то минуту перед целым государством встал экзистенциальный выбор: «или, или». Молниеносная крымская реконкиста явилась единственно правильным шагом в условиях, когда, казалось, мы вот-вот потеряем все. Не приди мы в Крым, сдай Севастополь «свидомым» – и Российскую Федерацию можно было бы распускать: кому она такая была бы нужна?

Но жребий был брошен, Кремль решился и пошел в ситуации с Крымом до конца, ни у кого не спрашивая разрешений. Это был геополитический подвиг: наконец-то Россия бросила настоящий вызов собственному четвертьвековому отступлению по всем фронтам.

И оказалось, что никто не посмел возразить. Америка была ошеломлена. Европа проглотила язык и молчала. Украина лежала у ног. А санкции... Это была сумма, в которую оценили наши головы. Немаленькая сумма.

С тех пор Крым превратился в лакмусовую бумажку, разделяющую своих и чужих – внутри и за пределами России. При знакомстве с человеком, при оценке партий, сообществ, целых народов достаточно задать главный вопрос: «Чей Крым?» – и ничего больше спрашивать не нужно. В ответе на одно-единственное вопрошание заключается целый символ веры.

Целый год затем в Крыму разворачивалась история библейского масштаба. И беды, что обрушились на полуостров, были почти библейскими, как «камни с неба». Вдруг не стало воды – ее срочно пришлось искать, и она была найдена. Не оказалось дороги – ее теперь приходится строить через два моря. Даже в мелочах, вроде запрета на крымский футбол, пластиковые карты, приложения для айфона, читаются дьяволовы козни, а может быть, божьи испытания.

Все это Россия преодолеет, не можем не преодолеть. И когда все печали пройдут, останется главное – понимание, что Крым достался нам как награда. Как долгожданный праздник. Как воплощенная мечта о южной неге для северного народа. Наше солнце и волны, наши звезды и кипарисы.

В конце концов, оно ведь того стоило – что бы ни произошло дальше. Случись такое снова – повторим без раздумий. А дальше нужно возвращать себе Новороссию и все-все-все.

Денис Тукмаков



Tags: друзья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments