alexey43 (alexey43) wrote,
alexey43
alexey43

Второй сорт. А можно стать и сэкондхэндом.

Сергей Марков, проректор Академии им. Плеханова, член Общественной палаты, политолог:
Российское общественное мнение после теракта в Париже оказалось практически полностью солидарным с французами в их скорби по погибшим журналистам. Почти все согласны, что какими бы плохими, безумными и идиотскими ни были карикатуры в журнале, убивать за это нельзя. С другой стороны, что мы видим? В Париже убиты 12 человек, и мы готовы проявить солидарность. А к примеру, 2 мая в Одессе погибли более ста человек, но французское общественное мнение не спешило выражать сожаление по этому поводу. Все французы такие черствые? Нет, конечно. Просто французские СМИ оболгали и намеренно замолчали массовое убийство, организованное киевским правительством. И в итоге убийство условно русских никого не взволновало там, а убийство французов вызвало ту реакцию, которую мы сейчас наблюдаем. Получается, что есть люди первого сорта, живущие в так называемых странах золотого миллиарда, а нас отбрасывают во второй. И конечно, из-за этого возникает чувство протеста. Возвращаясь к событиям на Украине, напомню, что в прошлом году там убивали российских журналистов, причем, судя по всему, не случайно, а целенаправленно. И что Франция? Она не только не отреагировала, но и поддержала террористическое киевское правительство. И еще. Франция, с одной стороны, выступает за свободу слова, но с другой, спокойно смотрит на то, что на Украине отключаются российские телеканалы, а десятки не согласных с линией официального Киева журналистов вынуждены бежать из страны. Честно говоря, в этих вещах мы видим проявление высокомерного империализма, граничащего с расизмом. Далее – об отношении французского общества к религии. Существует европейская модель таких взаимоотношений. И существует российская. Они отличаются. Я считаю, что российская модель для нас лучше, да и для Франции, откровенно говоря, тоже. Что мы видим во Франции? Религия полностью отделена от государства, и в их религиозных сообществах нередко побеждают радикальные исламисты - с помощью насилия над умеренными. У нас же государство вмешивается и помогает победить умеренным. Это форма борьбы между традиционным исламом и салафизмом. Что же касается свободы самовыражения журналистов, она должна ограничиваться либо самими журналистами, либо государством в том случае, когда это может привести к массовым волнениям и гибели людей. Поэтому российское государство защищает наши религиозные конфессии от оскорблений. Я считаю, что после случившегося в Париже во Франции будет развиваться исламофобия. А потом они будут постепенно эволюционировать в сторону российской модели.
Tags: разное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment