?

Log in

No account? Create an account
Суббота.
Сделано в...
alexey43
Обнаглевшие грибы заходили то справа, то слева, устраивали засады и бросались под ноги: три дня войны и полного мира среди окопов, артиллерийских брустверов и следов землянок: они больше и угадываемая четырёхугольная форма не обманет никогда: тут спали, ели и умирали, возможно, любили. Минимум - развёрнутый артполк в направлении Малоярославца, как пуля снайпера, одна - в другую: что 812-й, что 941-й: впереди Тарутино и враг, вечный, как жид, а позади - Москва. Выбраться удалось через лесное кладбище - холмики под ёлками-берёзами, где не ступала нога попа, да и не ступит. Зачем он им, а они ему? - сами постоим без кепок и помолчим - не утруждайтесь: то наши пацаны там лежат, ведь отрыто всё с хохлятской основательностью, белорусской надёжностью и русским упорством: есть даже почти не осыпавшиеся срезы и глубина - в рост. Хоть сейчас занимай. Они и заняли: грибное войско почтило память основательно и проиграло...

Возвращался по Калужскому, которое какая-то унылая мразь держит однополосным уже года три под соусом реконструкции: сам насчитал тройку сужений, но настроение было ровное и спокойное и вместо обычного презрения пришла мысль, что сама природа и история сражаются с недоумками и ворьём: отступать они будут по тугим пробкам, в воде, которая щедро скапливается на свежеположенном асфальте, по самые фаберже - и нечего удивляться: десяток деревяшек, которые мучают дорогу по приказу вышестоящего дерьма, медитируют о горах, с которых потоки сливаются естественным образом, ну или грезят о своих любимых, чьи формы в молодости восхитительны и хочется петь, чтобы услышать эхо, ну а дальше по жизни, становятся могучим якорем или швартовой тумбой: природой так положено и не нам судить её и детей гор, которые месят среднерусскую глину, крутя золотую мельницу хозяина.

Въезжая в Первопрестольную, услышал о пробеге телепузиков с лампочками во лбу по центру города и поздравил себя: конец их близок. Ну уже невозможно не увидеть и не понять, что полные идиоты. Помилуй их, Господи, пусть их конец будет быстрым и резким, хоть и заслужили они пожизненные серные и смоляные, но Ты же идиотов любишь и жалеешь.. И дальше была гроза. Есть Он на свете.