alexey43 (alexey43) wrote,
alexey43
alexey43

Китай: публичная дискуссия о ценности коммунистических идей и лидерстве компартии начала

Оригинал взят у psyont в Китай: публичная дискуссия о ценности коммунистических идей и лидерстве компартии начала
Оригинал взят у v_kalashnikov в Китай: публичная дискуссия о ценности коммунистических идей и лидерстве компартии начала
Оригинал взят у anisiya_12 в Продолжение:Китай: публичная дискуссия о ценности коммунистических идей и лидерстве компартии начала
Начало тут: http://anisiya-12.livejournal.com/1266305.html



Красная монархия.

Концентрация власти в руках Си Цзиньпина, выстроившего свою дорогу к власти, подобно Сталину, на противоречиях крупных сил, все отчетливее фиксируется политологами. Ведущий гонконгский аналитик китайской политики Вилли Лам в ряде своих интервью, в частности Foreing Policy под заголовком “Си Цзиньпин навсегда” утверждает, что новый лидер Китая, как и его одногодка Путин, не ограничится двумя сроками у власти, а останется в ней навсегда. Это не противоречит и мнениям китайской бизнес-элиты, которые склонны называть Си – основателем новой эпохи, таким как Мао Цзэдун. По расчетам анонимных источников Лама, генсек постарается остаться у власти как минимум до 2027 года, то есть не на два, а на три срока. Прямых препятсвий в Конституции КНР для этого нет: двумя сроками ограничены премьер и министры, но не генесек партии и ее председатель*(Вилли Лам ошибается, согласно 79 статье Конституции КНР (с поправками от 2004 года) председатель и зампредседатея органичены двумя сроками пребывания на посту - "Y"), не ограничены партийные посты главы Центрального военного совета, а также созданные и возглавляемые Си структуры - Комитет национальной безопасности и Комитет по углублению реформ.



«О государственном управлении» - одно только название известного на весь мир сборника речей Си Цзиньпина говорит о многом. Не партийное – а государственное управление. Клятвы на верность Конституции, 4-ый пленум 18 съезда КПК, посвященный управлению страны на основе законов – лишь дополнительные факты в пользу дистанцирования Си Цзиньпина от партийной элиты КПК. Си Цзиньпин - уроженец провинции Шэньси, на месте которой располагалось полукочевое царство Цинь, Именно здесь родилась идеология беспощадного исполнения законов фацзя - легизм, здесь появился и первый император единого Китая - безжалостный Цинь Шихуан.

«Не больше двух сроков» - негласный принцип, выдвинутый Дэн Сяопином, без потерь для Конституции подвергнется ревизии, и Си может стать конституционным монархом. Идеология монархизма все сильнее развивается в трудах армейских идеологов, в частности внука Мао Цзэдуна – Мао Синьюй. Мао – первый красный император, Си Цзиньпин – это Мао сегодня. Простая формула, стоящая на основании поддержки Си Цзиньпина генералами китайской армии.

Еще один аргумент в пользу пожизненного срока власти Си – нежелание пускать во власть «комсомольцев» - поколение 60-ников и 70-ников, которые выросли на либеральной волне Тяньаньмэня. Другая группа молодых лидеров также концентрируется в бизнесе и его наиболее передовой сфере IT – та часть элиты, которую принято называть нетократией – владельцы мощных айти-бизнесов типа Алибаба, Байду и других, чья власть зиждется на новых технологиях коммуникации и интернете. В партии они маргинальны, а согласно ряду политологических концепций – вообще являются антогонистами индустриального класса, который и представляет Компартия Китая. При высокой концентрации власти в их руках над пользователями социальных сетей – они становятся не только полноправными участниками политического процесса, но и начинают проводить суверенную политику, влияя на индустриальные корпорации. Отчасти с этим связаны скандалы с Алибабой, Uber, Didi Dache и другие – власть впервые осознала, что ее контроль над сотнями миллионов китайцев, вошедших в постиндустриальную эру – становится все более номинальным. Как бы парадоксально ни звучало, но единственная сила, которая может бросить вызов конгломерату южно-китайских нетократов – это китайская армия.

Народно-освободительная кибер-армия.

Новая доктрина НОАК, опубликованная в конце мая 2015-ого, впервые отмечает «интернет», как первостепенное направление для развития армейских сил, наряду с ядерной сферой, морем и космосом. Генштаб проводит заседания по развитию кибер-войск, а ведущая армейская газета призывает к борьбе с интернет-революцией – функция, которая считалась прерогативой отдела пропаганды КПК или спецслужб – стала функцией армии. Некогда крестьянская структура, за 20 лет стала городской – в НОАК усиливается набор высококачественных специалистов с высшим инженерно-техническим образованием. К 2027 году новое армейское кибер-дворянство «войдет в свое право» и возглавит страну. Никто не сомневается, что китайский майдан начнется в интернете, а работать с ним будет китайская кибер-армия.

Красный национализм.

Идеология «социализма с китайской спецификой» Дэн Сяопина по сути является клоном сталинского социал-нациолизма, который получил новое развитие в идеологии Си Цзиньпина. Многие помнят первые идеологические шаги председателя КНР в 2012 году. Лозунг «мечты о великом возрождении китайской нации», посещение выставки, посвященной унижениям Китая от действий Японии и западных держав. Главный драйвер патриотических чувств «красных гвардейцев» - ненависть к Японии. Национализм сочетается усилением военно-патриотического воспитания молодежи и даже детей – не зря на 1 июня был реинкарнирован гимн китайских пионеров «Мы преемники коммунизма». Управлять боевыми роботами и дронами – могут даже дети – ведь это практически ничем не отличается от компьтерной игры в стелялки, кроме того, что «сохранится» и «выйти» будет нельзя.

Группа Си в партии

Группировка Си Цзиньпина, которую маститые политологи не могут отнести ни к комсомольцам, ни к шанхайцам, является самостоятельной единицей. Она состоит из уроженца провинции Шэньси Си Цзиньпина; уроженца соседней провинции Шаньси, выходца из Северо-Западного университета города Сиань, «организатора чисток» и финансиста Ван Цишаня; «газового» члена политбюро Чжан Гаоли, связанного с Си совместным прошлым в провинции Фуцзянь; главы Орготдела ЦК шэньсийца Чжао Лэцзи. По утверждению политолога Лама, за спиной Си стоят влиятельные генералы НОАК – выходцы из Ланьчжоуского военного округа и военного командования провинции Фуцзянь.

Отмечается, что в новом составе ПК Политбюро в 2017 году, Ван Цишань, который сопоставим с идеологом «шанхайцев» Цзэн Цинхуном, останется, несмотря на достижение предельного возраста, что фиксирует его положение как главного в группе Си. Кроме этого, от группы Си ожидается поступление в виде уже «немолодых» кадров: уже упомянутого Чжао Лэцзи; главы Единого фронта Ли Чжаньшу – спецпосланника Си на переговорах с Путиным; и главного идеолога российско-китайского союза Ван Хунина – главы комитета реформ при ЦК КПК. Ли Чжаньшу и Ван Хунин связаны с родной Ван Цишаня «красной» провинцией Шаньдун.

Провал политики «мягкой силы».

Внешняя политика Ху Цзиньтао и комсомольцев строилась на принципе «мягкой силы» - развитие экономических и культурных связей с соседями в надежде их прихода под китайскую власть по доброй воле. Однако, на практике оказалось, что, хотя большинство стран региона и зависимы от Китая экономически, но их элиты по прежнему либо ведут самостоятельную, либо проамериканскую политику. Власть доллара не переломить экономическими методами. Судя по всему, в доктрине Си Цзиньпина возобладал подход Мао – на открытое противостояние и экспансию в первую очередь в Юго-Восточную Азию. От обладания регионом зависит дальнейшее будущее Японии, для которой ЮВА – глубокий тыл.

То и дело возникающие переводы статей шанхайских изданий с заголовками «Дружить с западом, не мстить Японии, не союзничать с Россией» только вводят публику в заблуждение. Си Цзиньпин и НОАК начали активную антиамериканскую политику в Юго-Восточной Азии – дошло до того, что на одном из насыпных островов в Южно-Китайском море строится гавань для кораблей, а американские военные самолеты демонстративно пересекают «китайское воздушное пространство». Ближайшие соратники Си заняли командные посты в хайнаньском военном округе – острие китайского продвижения в ЮВА.

За заголовками шанхайской прессы стоит очевидное желание сорвать стратегию Си Цзиньпина, в том числе и на союз с Россией. «Шанхайцы» добиваются дружбы с США, ведь это дает их финансовому блоку хоть какие-то шансы на интернационализацию юаня, а Си Цзиньпин, настойчиво гнет свою линию на союз с Россией и переход на расчеты в юанях и рублях, его дискурс очевидно противоположен либеральному дискурсу о едином долларовом пространстве. Из этого вытекает и позиция Си Цзиньпина на поддержку России в украинском вопросе, и первый визит в Россию после вступления в должность главы КНР, и присутствие на Олимпиаде в Сочи, и совместное с Владимиром Путиным участие в параде на Красной площади в Москве. В то время как «проамериканская» группа в КПК пытается стравить Россию и Китай.

В зараженном монетаризмом либеральных кругах с трудом понимают, что деньги и их культ не играет столь значительную роль в психологии армейских кругов, которым не достанется ровным счетом ничего от банковских игр «шанхайской группы» в МВФ, более того – кризис мировой финансовой системы подвергает доверие к доллару как мировой валюте, поэтому отказ от тесного союза с США для Си Цзиньпина не будет играть роковой роли, в судьбе которого армия имеет куда большее значение. Воздействие же над широкими народными массами больше не определяется органами пропаганды или погрязшим во взятках центральном телевидении Китая – успехи китайской красной пропаганды в интернете – все эффективнее доказывают силу интернет-армии Си Цзиньпина.


Военные Китая: «Если марксизм не решает проблемы, он больше не нужен обществу»

Китайские исследователи марксизма должны найти ответы на современные социальные проблемы, в противном случае политическая и экономическая философия, которая изменила весь мир, утратит свое значение для современного общества – предупредил генерал НОАК Лю Ячжоу (刘亚洲). Об этом сообщает гонконгское информагентство South China Morning Post.
Генерал Лю Ячжоу озвучил свои опасения перед лицом сотни ученых, собравшихся на первый Всемирный конгресс по вопросам марксизма в Пекинском университете в эту субботу. «Неспособность [исследователей] выявлять и решать социальные проблемы...блокировала инновационное развитие марксизма в Китае», - сообщил У Цземин, заместитель политического комиссара в Национальном университете министерства обороны, выступавший от лица Лю.

Лю Ячжоу – генерал-полковник, комиссар Университета министерства обороны, сын известного участника гражданской войны Лю Дэцзянь (刘德健), закончившего службу политкомиссаром управления тыла Ланьчжоуского военного округа. Большая часть карьеры Лю Ячжоу связана с военно-воздушными силами НОАК, в 2009 году он покидает должность замполиткомиссара ВВС НОАК и переходит на должность политкомиссара Университета обороны.
В своем выступлении У подчеркнул, что марксизм стал историческим и научным выбором китайского народа и является ныне действующей идеологией, но при этом необходима его модернизация и расширение теоретической основы, чтобы избежать его маргинализации. «Теорию не просто опровергнуть другой теорией, но она может быть легко разбита о социальные проблемы», - сказал У. «Если теория не решает социальные проблемы, то она больше не нужна обществу».

Исследователи отмечают рост влияния военных на принятие политических решений. Вилли Лам, профессор Китайского университета Гонконга, считает, что Лю Ячжоу, выступивший с завуалированной критикой необходимости марксизма, относится к группе «принцев» в армии, на советы которой опирается Си Цзиньпин. В эту группу входит политкомиссар Общего отдела логистики генерал Лю Юань - сын покойного председателя КНР Лю Шаоци, глава департамента вооружений генерал Чжан Юся - сын покойного генерала Чжан Цзунсюня.
Единственная проблема, для которой марксисты должны найти решение, по словам Лю Вэя, вице-президента Пекинского университета, - вопрос о том, как заставить рыночную экономику работать эффективно, если она находится в собственности государства - в отличие от частной собственности при капитализме. Ответ может определить успех или провал экономических реформ материкового Китая, сказал Лю. Напомним, что с середины сентября правительство объявило о начале масштабной приватизации госсектора страны.

Далее последовали комментарии о том, что председатель КНР Си Цзиньпин воспринял марксизм и традиционные китайские ценности в качестве путеводной звезды идеологии нации при одновременном подавлении либеральных идей Запада, таких как демократия и гражданское общество.
Центральный Комитет Компартии в начале этого года издал директиву с призывом всем университетам материкового Китая стать основой "изучения, исследования, и распространения" марксизма, чтобы убедиться, что китайский социализм напечатан не только в учебниках, но и непосредственно "попадает в умы студентов".
Пекинский Университет планирует проводить Всемирный конгресс по вопросам марксизма на постоянной основе каждые два года, пока здание имени Карла Маркса не будет построено на территории кампуса.

Исследователи отмечают существование группы Пекинского университета в политике Китая, в которую, в частности, входят нынешний премьер Ли Кэцян. Этой группе принадлежит слава "мозгового центра", вырабатывающего экономическую стратегию Китая. Группа входит в состав другой крупной политической силы - "комсомольцев".

Тем не менее, данное мероприятие не впечатлило китайскую общественность, много людей задаются вопросом: "кто сегодня верит в марксизм "? "Муть для [остальной части] мира, но выдержанный ликер для Китая", - цитирует SCMP официальный аккаунт в микроблоге «Вэйбо» регионального полицейского бюро в Бэньси северной провинции Ляонин.
В свою очередь Ху Синдоу, профессор Пекинского технологического института заявил, что марксизм потерял свою привлекательность среди населения, а партия должна представить различные конкурирующие социальные теории для усовершенствования управления. "Было бы нелепо для руководителей думать, что одна теория может стать панацеей от всех социальных бед", - выступил с практически невозможным ранее заявлением Ху. Напомним, что совсем недавно в прессе Китая разгорелась настоящая перепалка о возможности коммунистического будущего для Китая.

Поскольку пиндоколлеги бурно радуются начавшейся идеологической дискуссии в КНР, а, вслед за ними, непременно, начнут радоваться подпиндосники, лучше сразу добавить им лимончика. Чтобы рожа от радости не трескалась:

Некоторые особенности китайской технологии власти.

...Китайскую Народную Республику по традиции продолжают называть социалистической страной, тем более, что подобная квалификация принята во всех официальных документах данной страны. Однако подобная оценка все более вступает в противоречие с социально-экономическими процессами, произошедшими в Китае после решений декабрьского Пленума ЦК КПК 1978 года.

Введение различных форм собственности в народном хозяйстве, отказ от государственной, общественной собственности в деревне, внедрение рыночных отношений, широкое заимствование иностранной техники и технологии, приглашение зарубежных специалистов, создание совместных предприятий и свободных экономических зон, посылка большого количества людей на учебу и стажировку за границу — таковы основные моменты этих изменений. Постепенная замена плановой экономики — рыночной, централизованного распределения продуктов — товарно-денежными отношениями потребовали соответствующей корректировки в теории. На смену учению о закономерностях переходного периода от феодализма или капитализма к социализму пришла концепция «социализма с китайской спецификой», которая по своему концептуальному содержанию принципиально расходится с догматическим марксизмом.

Достаточно упомянуть положение, согласно которому интеллигенция входила в состав рабочего класса. Тем самым фактически отбрасывался тезис о ее подчиненной роли в социальной структуре.

Что же касается политической системы, то здесь не произошло каких-либо принципиальных изменений. Как и до начала экономической реформы ядром, центром этой системы по-прежнему являлась Коммунистическая партия Китая, которая продолжала осуществлять всеобъемлющий контроль над всей общественной жизнью, подчинение членов общества коллективным целям и официальной идеологии. Контроль этот осуществлялся прежде всего путем закрепленного в Конституции страны положения о руководящей роли партии. Партийные решения и до сих пор являются обязательными для любого органа власти — законодательной, исполнительной и судебной, любых учреждений и предприятий, независимо от их ведомственной принадлежности. Исполнение партийных решений контролируется ее полномочными представителями в лице партийных комитетов, присутствующими на любом уровне в обязательном порядке. Они же несут ответственность за подбор кадров.

Секретари парткомов и поныне имеют в Китае большую власть в отличие от аналогичных лиц в бывшем Советском Союзе, ибо они приравниваются по своему рангу в иерархической системе должностей к руководителям учреждений или предприятий.

Например, одинаковым рангом обладают секретарь парткома министерства и министр, секретарь парткома института и его директор, секретарь парткома завода и его директор и так далее. Во многих случаях допускается совмещение должностей, причем не только в отношении предприятий народного хозяйства, высших учебных заведений, но и министерств и даже органов власти. Министр может быть одновременно секретарем парткома министерства, а мэр города — секретарем парткома. О сращивании партийного и государственного аппарата красноречиво свидетельствует такой факт, как оплата всей деятельности партии из государственного бюджета.

Существование в современном Китае подобной системы политической власти объясняется целым рядом причин. Прежде всего традициями политической системы. В Китае практически никогда не существовало демократического общества. В течение многих столетий в стране господствовал императорский строй, который затем сменился тоталитарным режимом буржуазно-феодальных кругов. С приходом к власти коммунистов произошла лишь смена правящего слоя. Что же касается организации системы власти, то она лишь в деталях отличается от гоминьдановской. В течение столетий в традиционном Китае культивировали представления, исходящие из безусловного приоритета коллектива над индивидом, отрицавшие право последнего на автономное существование.

Сознание масс носило общинно-коллективистский характер. Член китайского социума привык чувствовать себя песчинкой в огромном море житейских бурь, поэтому он просто не может представить себя вне дома, семьи, коллектива, общины. Следует также учитывать огромное воздействие на умы миллионов китайцев стереотипов конфуцианства.

Это учение играло значительную роль в формировании всего китайского образа жизни, начиная от социальных институтов и кончая семейными отношениями. Культ конфуцианской традиции, заложенный в эпоху Хань и подновленный при Сунах, стал альфой и омегой всей китайской культуры, основным базисным элементом культурного и соответственно политико-философского наследия. Принципы конфуцианской этико-политической доктрины играли определяющую роль в формировании мировоззрения каждого члена китайского социума — не только интеллигента, но и обычного крестьянина.

Каждый китаец вольно или невольно соразмерял свои поступки и мысли с предписаниями конфуцианства. Поэтому можно говорить о том, что каждый китаец был в известном смысле конфуцианцем.

Принципы этико-политической доктрины конфуцианства, кратко говоря, состояли в следующем: это культ отца и старших в семье, культ семьи и клана, культ чиновников-ученых, оборачивающиеся в конечном счете культом идущей от Неба власти императора, культом старших вообще, приверженностью к консерватизму и традициям. В течение многих столетий китайское общество было обществом патерналистского толка, что легко объясняет систематическое появление тоталитарных режимов. Император, будучи наместником Неба, выступал в роли Отца своих подданных, поэтому неповиновение его установлениям не допускалось и жестоко каралось.

Конфуцианство не могло не оказать своего влияния на формирование мировоззрения первых руководителей Коммунистической партии Китая, ибо все они получили обычное китайское воспитание.

Вторая причина, объясняющая существование в Китае тоталитарного режима, связана с коммунистическими убеждениями китайских лидеров. Их представления о политической системе социализма были почерпнуты не из сочинений Маркса или даже Ленина, а скорее из работ Сталина, которые не только в 1930–1940-е годы, но и позже были достаточно хорошо знакомы партийным кадрам китайской компартии.

Наконец, нельзя не учитывать, что к моменту взятия власти имелся лишь опыт длительной вооруженной борьбы за власть....

Источник

Tags: друзья, китай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments